пт, 14 июнь
06:12
Курильск
+9 °С, облачно

Коровьи страсти разделили жителей Озёрной на два лагеря

25 июня 2023, 18:51Общество

В этой истории смешалось, кажется, всё: и благие общественные намерения, и взаимные претензии, и личные обиды. На первый взгляд это рассказ о том, как поссорились Александр Владимирович с Анной Михайловной, но лишь на первый.

Весной этого года курильчанин Александр Гольтяев обратился в администрацию с предложением очистить от мусора берега речки Змейка, которая протекает параллельно Озёрной. От дома № 8б до дома № 18. Эту территорию не убирали ещё со времён Советского Союза, и за несколько десятков лет она превратилась в громадную свалку.

Всю работу Гольтяев брал на себя и попросил администрацию помочь с транспортом для вывоза ТБО, а после того, как территория будет убрана, рассмотреть вопрос о переводе её в общественно-деловую зону, чтобы сделать её местом отдыха горожан. Получив одобрение в мэрии, курильчанин с членами своей семьи, друзьями и просто неравнодушными гражданами приступил к действию.

Фронт работ оказался гораздо шире, чем он предполагал. Это не тонна и не две, а уж больше десяти – точно. Многое оказалось скрытым под грязью и травой. На первых порах помощь с транспортом была оказана – есть у коммунальщиков такая статья, как вывоз стихийных свалок. Однако бесплатное предоставление машин закончилось, и Гольтяеву, чтобы не останавливаться на полпути, пришлось вкладывать свои деньги.

В какой-то день Александру позвонили из полиции и пригласили зайти в отдел, потому что на него поступило заявление от местной жительницы. 

Вот что сам Александр Гольтяев рассказал о событиях того дня.

– Когда я ехал полицию, то уже предполагал, кто стал автором заявления. И не ошибся – это наша соседка, владелица подсобного хозяйства Анна Михайловна Осаволюк. Но меня озадачила формулировка её сообщения: «Незнакомые ей граждане, огородив территорию за домами, ходят и убирают, что выглядит подозрительно». Получается, что вывозить мусор у нас стало делом подозрительным? Да и слово «незнакомые» звучит странно – мы соседи и отлично знаем друг друга в лицо, – отметил Александр.

«Тесное общение» Александра Владимировича и Анны Михайловны началось, когда Гольяев купил на Озёрной участок и стал строить жилой дом. Его участок оказался по соседству с подворьем Осаволюк.

– Тогда мне и «прилетело» первый раз, она написала заявление, чтобы меня проверили: есть ли документы на стройку, а правильно ли я отвёл землю. И пошло- поехало, – рассказал собеседник.

Разговор с Александром начался в редакционном кабинете, куда он пришёл поделиться проблемой, а продолжился на Озёрной – у места, где продолжается уборка. Там уже приготовили к вывозу ещё несколько куч с мусором и металлолом. Ждали, когда подъедет машина. На месте три работника, в том числе и сын – Гольтяев-младший.

– Собственно, для детей, подростков и стараемся, чтобы они могли прийти сюда, отдохнуть, искупаться, половить рыбу и не сеткой, а на удочку. Озеро-то у нас чистое, только вот этот бардак надо убрать, – заметил Александр.

После того, как соседка уведомила полицию о «незнакомых людях, убирающих мусор», чаша терпения Гольятева переполнилась, и он составил жалобу на Анну Осаволюк, где указал основные претензии, которые накопились за годы.

Претензий оказался воз и маленькая тележка. И всё это касалось хозяйства, которое ведут Анна Михайловна с сыном Алексеем. Там же, на Озёрной, у них расположен скотный двор, где находятся более двух десятков коров, а недавно появились лошади.

Всё это стадо ежедневно производит соответствующее количество продуктов жизнедеятельности, которые затем складируются тут же, во дворе. Учитывая, что куча приличная, такой же «приличный» от неё идёт дух по округе.

В жалобе зловоние было лишь из одним из многих пунктов. Далее – предельно коротко, но чтобы суть понятна: это изгаженные остановки и «заминированные» коровьими лепёшками дороги; это и поврежденные автомобили, грядки и цветники во дворах, по которым прошли бурёнки; это фактически захват муниципального участка, наконец; это загрязнение нерестовой реки вредными субстанциями. Речь о навозе, жижа с которого после дождя якобы поступает в реку и отравляет жизнь его обитателям. Есть у Александра Гольтяева и сомнения, что у фермеров имеется специально оборудованный и стерильный цех, где они хранят и готовят продукцию к продаже.

Что касается пункта «о захвате участка», поясним: рядом с хозяйством Анны Осаволюк стоит расселённый администрацией жилой дом № 16. По виду и сути – это ещё одна огромная куча мусора, который необходимо убрать. И только после этого муниципалитет может производить с ним и с прилегающей территорией какие-то дальнейшие действия. Но в районной казне на снос денег нет. На присоединение этого участка к своему претендуют Осаволюки и, отметим, имеют вполне законное право это сделать. Но только после сноса.

– Анна Михайловна не стала дожидаться сноса и с сыном огородила территорию возле дома, фактически землю захватив, – пояснил суть претензии Александр Гольтяев.

Любопытно, что при, казалось бы, очевидных нарушениях и неудобствах, которые создают фермеры, жалобу подписали не все жители Озёрной. Но комментировать свою позицию открыто люди не стали.

Если коротко, есть часть жителей, которых не устраивает нынешнее положение дел, вторую часть устраивает всё, они с этими неудобствами живут уже не первый год. И, наконец, третьи - ни за «белых», ни за «красных». Они держат нейтралитет.

Почему так подробно всё расписываю – предстоит вторая часть – ответные реплики  по каждому из пунктов.

Анна Михайловна охотно согласилась высказать свою точку зрения и тут же пошла в наступление.

–  Навозом ему воняет? Да, запах есть, у меня там яма, и я регулярно вывожу удобрение на огород. А ещё его с удовольствием берут люди, чтобы посадить у себя на участках картошку, овощи. Когда Гольтяев покупал участок, он разве не видел, что рядом хозяйство и что могут быть неудобства?! Он всё прекрасно знал, видел и нюхал. Но сейчас ему, видите ли, не нравится запах, – отрезала собеседница.

Анна Михайловна, по её словам, не верит «в светлые намерения соседа».

- Это всё сказки! Я слышала, что он строит не дом, а гостиницу, и хочет сначала очистить участок возле речки, а потом под шум волны забрать его. Там есть еще один участок, и на него, как я понимаю, метит другой предприниматель, – заявила Анна Осаволюк.

(Отметим, что Александр Гольтяев твёрдо заявил в начале разговора, что он строит жилом дом для себя и семьи, а не для туристов, - прим. авт.)

Собеседница за словом в карман не полезла и выдала советы тем,  кто жалуется на повреждённые автомобили («парковать машины нужно у себя во дворе, а не там, где проходят коровы»). А  владельцам растоптанных грядок и клумб она рекомендовала поставить заборы и калитки.

Тут отметим, что среди фото, которые позднее представил один из жителей Озёрной, были скриншоты с записи видеокамеры, и там видно, как коровы резвятся в его дворе и огороде. При этом мужчина утверждает, что калитка у него была, но незваные гостьи попросту снесли её рогами.

Анна Михайловна согласна, что инциденты имели место: 

– За всеми коровами уследить непросто, пока за одной побежала, другие в проулок «ломанулись». И с лепёшками то же самое – не будешь же за каждой с лопатой бегать… Скотина, что с неё взять! Мы сами гоняем коров, пастуха нет, а о тех деньгах, которые нам выдают на выпас, смешно говорить.

(Для сведения: на выделение субсидии на выпас коров (на пастуха) ежегодно проводится конкурс, в котором участвуют животноводы. У нас их в районе осталось совсем немного. В год на одну голову дают около 3 тысяч рублей. Негусто. Но субсидии всё равно дают. При этом владельцы животных, получив деньги, должны строго соблюдать несколько условий. В частности, «не допускать прогона животных в многолюдных местах (магазины, школы, больницы, дома культуры, автобусные остановки и т. п.), соблюдать правила благоустройства, утверждённые решением Собрания муниципального образования «Курильский городской округ». Проще говоря, животные ни в коем случае не должны оставлять следы своего присутствия.)

Что касается вреда, который, по мнению авторов жалобы, наносит навозная куча на скотном дворе, то курильчанка напрочь отвергла обвинения и указала на истинный, по её мнению, источник загрязнения и опасности для нерестовой реки. Им оказался постоянно переполненный септик, находящийся в метрах 15 от коровника.

–  Смотрите, он и сейчас полный, а когда идут дожди, эта канава мгновенно переполняется, а затем мощным потоком льётся к нам во двор и в речку. Моя мама (Софья Николаевна Сотникова – прим. авт.), когда ещё могла ходить, то пыталась решить эту проблему. Прошло почти десять лет, у нас куча отписок из администрации, прокуратуры, СЭС, мол, надо решать вопрос, но воз и ныне там, –  развела руками Анна Осаволюк, а на следующее утро в качестве подтверждения принесла увесистый пакет документов в редакцию.

Нашлось что ответить у собеседницы и по поводу захвата земли.

– Мы действительно с сыном загородили участок, но только для того, чтобы туда ни дети, ни коровы не бегали. Там опасно. А этот участок мы планируем использовать как стоянку для нашей техники. Сейчас мы вынуждены ставить её в проулок, также мы вынуждены гнать коров по улице. Другого пути на пастбище попросту нет, - констатировала Анна Михайловна.

Редакция не будет давать оценку ситуации, доверив это право читателям и специальным органам, если они пожелают разобраться.

А в завершение из множества ответов, которые получены от обеих стороны,  мы выбрали, как нам показалось, главное, что коротко и ёмко описывает точку зрения каждого из спорщиков и мотивы их действий.

- Когда человек кого-то обвиняет, неплохо было бы посмотреть в зеркало и спросить – так ли он идеален и безупречен? Практически у каждого из тех, кто недоволен тем, как мы ведём хозяйство, есть свои недостатки, которые они не замечают. Кто-то контейнеры на дороге ставит, да так, что дорожники не могут отгрейдировать Озёрную. Кто-то грузовых машин понаставил и всякого ржавого хлама, другие прихватили чужую территорию и живут уже в расселённых домах… Труд животновода невероятно тяжел, это вам скажет любой, кто когда-либо держал коров, свиней и другую живность. Встаёшь в пять утра, ложишься за полночь, и так практически каждый день. И миллионов, как видите, наша семья не нажила, как некоторые на купи-продай. Но я точно знаю, что занимаюсь полезным делом. Тех, кто держит крупный рогатый скот в районе, остались единицы. Мы уйдём, и наши внуки не будут знать вкус настоящего молока, а будут пить тот суррогат, который делают из молока сухого, а жирность добавляют за счёт пальмового масла. На весах здоровье – подрастающего поколения курильчан. Вот и судите сами, - сказала Анна Осаволюк.

Александр Гольтяев сообщил, что не против коров как таковых, но будет настаивать на том, чтобы были соблюдены все санитарные нормы – от выпаса до производства продукции.

– И лучше, если хозяйства с таким поголовьем будут находиться вдали от жилой зоны. Ведь им же, если не ошибаюсь, предлагали перевести коров в другое место.

Такой же порядок должен быть и в соблюдении чистоты нашего острова. Мне странно слышать, когда люди высказывают недовольство тем, что мы убираем мусор и хотим сделать наш город, нашу улицу чище. Повторю, что мой единственный интерес в данном деле, чтобы наши дети не по «заброшкам» бродили, а имели возможность прийти сюда с родителями и насладиться природой. И мы этого обязательно добьёмся, – выразил уверенность Александр Гольтяев.

Мнения сторон пока (хочется надеяться, что пока) диаметрально противоположные. Поэтому наверняка ещё последует не одна жалоба, заявления и претензии. Но рано или поздно придётся договариваться, а значит, искать пути решения проблем.